Сентябрь 23, 2018

Тамара Зиновьева

Мой творческий метод называется «от балды»

Интервью с художником Тамарой Зиновьевой

Интервью с художником Тамарой Зиновьевой. Прочая, прочая, прочая (о других ее видах деятельности) перечислять не будем, вы все сами прочтете ниже о многогранности талантов одного человека.

 

- Тамара, прежде чем приступить к ответам на вопросы, хотелось бы от Вас услышать вот что: как Вы относитесь к искусству? Как понимаете его? Что оно (искусство) для Вас? Крест? Миссия? Мессия? Или, как говорил Розанов о литературе – «штаны», а в них можно, что хочешь, то и делать?

 

- По социальному статусу искусство для меня - область проф. деятельности. Специальность, полученная на историческом факультете МГУ - «историк искусства, искусствовед». Работала как художественный критик (автор журнала «Декоративное искусство СССР»), позже преподавала ИЗО и мультимедийные технологии (тоже арт) в педагогическом колледже. Это хлеб насущный. А собственные занятия художеством точнее будет охарактеризовать как фактор медицинский, психотерапевтический. Начиная с детства, продолжая совковой и постсовковой экзистенциалкой. Ибо тогда, в ту далёкую эпоху (да и в эту тоже) практикование художества не могло служить гарантированным хлебом. Это как графомания: человек пишет, потому что иначе не может. Но в литературе графомания не есть хорошо, а в ИЗО - ничего, пусть рисует…

 

- Вы когда-нибудь задумывались о своем месте, какой-то «ячейке» в современном искусстве? Если получится, ответьте предельно правдиво. Порой я думаю, как меня вспомнят в будущем. И хотя такие мысли гонишь, они порой закрадываются: смотришь на других и думаешь о себе.

 

- Про мою ячейку я не то что задумывалась, но знала точно, кто я и откудова. В моих истоках числится Эрнст Неизвестный, отцовский приятель, скульптура и графика которого сформировали моё детское представление о том, что такое искусство. А именно - телеса, телеса, телеса. Хотя непосредственно я ему не подражала, и даже его покритиковывала, но всегда была приверженцем анатомической экспрессивности. Впрочем, наших в нашей нише не очень много - м.б. из-за слабой представленности этой традиции на отечественной почве. Из нынешних «братьев по разуму» назову Евгения Телишева (Москва) и Юрия Жарких (живёт во Франции, сам из Москвы).

 

- Вас представляют «Тамара Зиновьева – художник, искусствовед»… Кто Вы еще? И кем сами себя больше ощущаете?

 

- Ещё археолог, точнее - археологический художник (более 30 лет езжу в экспедицию), а также компьютерщик, преподаватель мультимедийных технологий. Но и эти виды деятельности связаны с художествами. Так что художник я во всех смыслах.

 

- Тамара, могли бы Вы немного рассказать о своем детстве, родителя, ярких впечатлениях. Повспоминайте.

 

- Ой, не хочу! Совковое детство томительное, занудное и совсем-совсем не яркое. Самое приятное было - художество. Без него не выжить. Ну ещё, пожалуй, пионерский лагерь. То был лагерь издательства «Молодая гвардия», назывался «Лесная республика». Порядки там были анархические…

 

- Когда началось Ваше увлечение искусством, как оно началось, с чего?
 

- Не помню, когда точно. Дети же рисуют изначально, просто большинство потом бросает, а я нет.

 

- Как Вы нащупывали свою дорогу в искусстве, как дошли до такой узнаваемой зиновьевской темы, отображенной на Ваших картинах? Были у Вас учителя? Были художники, кому хотелось подражать? Что и кто оказали на Вас влияние? Или Вы самородок, человек изначально сам в себе.

 

- Не, не самородок. Истоки и становление мои - в художественной культуре авангарда 60-х гг. Сейчас, когда мы отмечаем 50 лет 68-ому году со всеми его событиями, этот арт-контекст проступает особенно явственно. Про Э.Неизвестного я уже упоминала. Но и про другое «другое искусство» была в курсе. Что не исключало овладение академической грамотой - учебные книжки смотрела, в изокружках занималась… Тут нет противоречия с авангардистской направленностью моих художеств. Чтобы убедительно исказить и деформировать анатомию, нужно её знать, а также владеть конструкцией, светотенью, перспективой. Словесная характеристика моего худ.направления определилась, когда я познакомилась одновременно с текстом Франсуа Рабле и работой про него М.Бахтина, читала их параллельно (год 65 или 66). Очень мне понравилось словосочетание «материальнотелесный низ», и я подумала: вот это моё! Что касается учителей, то, увы, их-то мне и не хватало. Не помню, чтобы кто-то давал мне ценные советы в процессе рисования или как-то организовывал процесс обучения. А старшие товарищи, к творчеству которых я присматриваюсь на предмет что-нибудь почерпнуть, есть. Очень уважаю англичан Бэкона и  Мура. Наши люди.

 

- Как Вам кажется, какое время переживает современное искусство в России? Точки зрения разнятся. А как ситуация видится Вам, участнику процессу и аналитику (одновременно)?

 

- Ответ на этот вопрос зависит от того, что понимать под современным искусством. Если считать таковым всякое искусство, создаваемое в текущую эпоху, то время оно переживает нормальное. А если понимать искусство передовое, то время - проблемное. Но проблема в том, какое искусство является передовым. Каждый арт-деятель считает, что именно его. И каждый арт-деятель склонен гиперболизировать проблемы, которые он испытывает. Я как наблюдатель и участник арт-процесса могу сказать, что сейчас хорошие времена наступают для антикварной части современного искусства. Оно утратило проблемность актуальную, и стали заметны его сугубо художественные - выразительные - достоинства. Что не прошло мимо коллекционеров и галерей, которые такое искусство собирают и выставляют. А поскольку некоторые авторы этого неоантиквариата ещё живы и полны творческих сил, м.б. и им что-то перепадёт.

 

- Могли бы Вы рассказать, как работаете? С чего начинается конкретная работа: с темы, просто с подхода к листу бумаги,  с увиденного или услышанного? Какие материалы Вы предпочитаете?

 

- Мой творческий метод называется «от балды». Сперва безо всякой задней мысли рисуется спонтанно-интуитивная каляка-маляка. Потом она образно-ассоциативно опредмечивается. На этапе опредмечивания актуализируются академические навыки конструктивной и светотеневой проработки формы. Фаза опредмечивания чередуется и перемежается с фазой гармонизации - приведения картинки к эстетически приемлемому виду. Тема у меня всегда одна, материальнотелесная. Трактовка темы зависит от психофизического состояния организма. Материалы в принципе всё равно какие, но по большей части работаю в графических техниках, потому что быстрее и не громоздко хранить. И скульптурой не гнушаюсь, ваяю из пенопласта. И музыку на компе сочиняю…

 

- Тамара, над чем Вы работаете в последнее время и каковы Ваши планы?

 

- Вот как раз пенопластовым проектом и занимаюсь. Задумала с товарищами выставку художеств из помоечных и прочих неподходящих материалов. Там будут мои рельефы и статуи из пенопласта.

 

Беседовал Алексей Шульгин.


Яндекс.Метрика