Коллекционер не может быть одиночкой

Интервью с коллекционером Александром Мироновым

Монолог собирателя Александра Миронова. Вопросы, когда так изъясняются – лишни.

 

Проводником международных вагонов по Западному направлению я проработал ровно 20 лет, но до этого работал и техником-конструктором, потом столяром-краснодеревщиком. Последнее место работы проводником дало мне много опыта в общении с людьми и посещении разных государств – от Монголии до Бельгии. Часто бывал в Германии, Польше и прибалтийских государствах. Находясь там, я всегда старался приобщаться и к культурным достопримечательностям разных городов, благо времени для этого было предостаточно.
Занятие коллекционированием произошло как-то постепенно и , сначала, спонтанно – посещая выставки за рубежом или в России старался приобрести понравившуюся мне работу того или иного автора. Так постепенно сформировался некий объем и личностный и вкусовой срез современного искусства. После, знакомясь непосредственно с художниками, стал посещать их мастерские и более углублялся в их творчество и творчество близких им по цеху коллег. Надо заметить, что любовь к искусству во мне кипела уже с раннего детства. Я тогда много рисовал, лепил, посещал изостудию при Дворце Пионеров, после – в школе и армии этот вид занятий всегда сопутствовал  в моей жизни, но в разных формах воплощений.
На вопрос – кто такой современный коллекционер, мне ответить непросто, так как я думаю, что единого определения  тут быть не может. Для меня это увлечение расширяет грани общения с интересными людьми, их отношением к миру и различным формам искусства. В понятие современный коллекционер я вкладываю личное открытие собирателя и формирование своего отношения и взгляда в этой области. Сейчас много «подражательских» коллекций, где не видно лица самого собирателя, а  имеются лишь оглядки на предыдущие коллекции, аукционы и пиар-компании в арт-сообществе. Хочется видеть личные открытия и свой, можно сказать даже, авторский взгляд на время и его отражение у современных авторов. Коллекционер должен разбираться в своем деле на хуже искусствоведов и музейных работников. Часто он должен идти даже впереди их, отыскивая новые имена и, через свое собрание,  вызывать у зрителя повышенный интерес к авторам.
У меня нет определенной системы  в собирательстве, но главный критерий в ней это свой индивидуальный взгляд на развитие коллекции и «знаковости» представленных в ней авторов. Я люблю все многообразие направлений в искусстве, но в этих направлениях хочу найти более яркого и интересного лично мне автора. Таким образом, организую некий срез «всего», но через призму моего отношения формирую взаимодополняемость и целостность своего собрания.
Чаще всего предметы искусства приобретаю непосредственно у авторов – так интереснее вспоминать о данном событии. Бывали покупки на аукционах, в галереях и через дилеров. Часто бывает взаимопомощь и через других коллекционеров.
Коллекционер не может быть одиночкой. Он «вертится» в мире искусства со всей страстью – приглядывается, прислушивается, приценивается, сопоставляя свои желания и возможности. Часто в этом задействованы многие его друзья и знакомые, а то и вся семья. Для меня коллекционирование – это страсть, знания, время, деньги – и вся жизнь, но  я ни минуты не жалею об этом и даже если результат не всегда очевиден, то само действие, сам путь дарует массу новых граней в познании жизни, характеров людей и форм искусства.
Многие художники с пониманием и уважением относятся к коллекционерам, веря, что мы делаем общее дело. Я с особой благодарностью мог бы назвать очень многих. Из своего опыта могу заметить, что чем художник более состоявшийся, тем он более ценит и понимает задачи коллекционера и своим участием вносит достойный вклад в его собрание. Конкретно имен называть не буду, дабы не навлекать на художников тех, кто под маской коллекционера захочет сделать на их творчестве свой корыстный интерес.

У меня к современному искусству и ныне живущим художникам в целом очень положительное мнение. Я ценю новые опыты и эксперименты в этой сфере, но не считаю технологические эксперименты сверхзадачей для искусства. Художник, работающий в традиционной манере, зачастую более глубоко и ,значит, совершенно отражает действительность и вносит достойный вклад для ее освещения перед будущими поколениями. Никакие технологии не смогут заменить руки мастера – его опыт, его ошибки, его открытия.
По поводу собирательства и бизнеса  - считаю это вполне допустимыми понятиями, и одно может дополнять и помогать другому. Я тоже имею в этом и свой опыт. Часто приобретаю полюбившегося мне автора по нескольку работ, и уже заранее предполагаю, что некоторые из них пойдут на обмен, продажу и пополнение других собраний, даже музейных. Такой опыт уже был, и я  не вижу в этом ничего плохого, даже наоборот очень приятно, когда картины автора находят значимое место в достойных собраниях. Это работает и на автора, и на коллекцию, поднимая ее на новый уровень.
Сегодня я, уже на базе своего опыта, продолжаю пополнение и поиск новых имен и новых работ уже известных мне авторов, делаю выставки с их участием, печатая альбомы, стараясь найти единомышленников в этом интересном, сложном и познавательном занятии. Верю, что в новой России искусство коллекционирования еще только начинает свой путь ,и у этого направления огромные перспективы и много нерешенных задач, а значит интерес к этим деяниям будет нарастать. Наши художники очень сильно недооценены, и у тех фанатиков от искусства, кто уже понимает это, есть большие возможности открытий.  Сейчас есть все возможности для формирования собственных галерей и частных музеев. И когда это станет модным для финансовой элиты нашего общества, и они захотят, как Морозов и Щукин в свое время – оставить свой след в этой области современности, тогда мир узнает всю силу наших мастеров и их деяний. Я, в свою очередь, стараюсь внести свой скромный вклад в эту историю.

 

Записал Алексей Шульгин


Яндекс.Метрика